каталог оружия России и его характеристики
Виды оружия
Холодное оружие

О винтовках и карабинах

Винтовка — это индивидуальное огнестрельное оружие с винтовыми нарезами в канале ствола, предназначенное для поражения противника в ближнем бою. Винтовые нарезы, обеспечивающие вращательное движение и устойчивый полет пули, большую дальность и меткость стрельбы по сравнению с гладкоствольными ружьями, впервые стали применять германские оружейники в начале и середине XVI столетия. Русские нарезные ружья, именовавшиеся «винтовочными пищалями», датируются началом XVII века.
Из-за высокой стоимости изготовления нарезных ружей они в течение весьма долгого времени использовались для охоты. В Русскую армию нарезные ружья начали поступать лишь со времен Петра I. Ими вооружали прежде всего егерей, некоторое количество ружей получили драгунские и пехотные полки. Производственные возможности русских оружейных заводов были ограниченны, поэтому в войска поступало сравнительно немного этого оружия. Например, по штатам 1785—1786 гг. в армии должно было числиться 7500 нарезных ружей, а фактически находилось в войсках 2549. Такое положение дел мало изменилось и к началу Крымской войны 1853—1856 гг., когда нарезные ружья имели лишь 4,35% русских солдат. Остальные были вооружены гладкоствольными капсюльными ружьями с прицельной дальностью стрельбы 300 шагов (213м). Им противостояли французы с нарезными стержневыми ружьями Тувенена и англичане с нарезными ружьями Энфильда с прицельной дальностью 1500 шагов (1100 м) и 1200 шагов (852 м) соответственно.
Огромные потери, понесенные русскими полками от нарезного оружия, заставили командование Русской армии ускорить оснащение войск этим оружием. Уже в 1856 г. специально созданный Комитет об улучшении штуцеров и ружей рассмотрел и одобрил конструкцию нового шестилинейного нарезного ружья, при этом выражалось мнение, что было бы полезно «присвоить этому нарезному ружью название «винтовка», понятное для всякого солдата и объясняющее ему главное начало, на котором основано успешное действие нарезного оружия».

К началу Русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг. Русская армия имела 1097 057 винтовок, еще 9872 винтовками располагал Военно-морской флот России.
Следующими этапами совершенствования стрелкового оружия Русской армии стали переход на четырехлинейный, а затем и трехлинейный калибр, и принятие на вооружение магазинной винтовки системы С. И. Мосина.
Первые магазинные винтовки были использованы во время войны Севера против Юга в США в 1861 — 1865 гг. Эти винтовки имели слабый патрон кругового воспламенения и, в принципе, были скорее оружием охотничьего, а не армейского образца. Первой в 1886 г. полноценную армейскую магазинную винтовку приняла на вооружение Франция. Вслед за Францией магазинными винтовками обзавелись армии Германии (1888 г.), Австро-Венгрии (1889 г.), Англии (1889 г.) и Швейцарии (1889 г.).
Русская армия познала преимущества магазинных винтовок во время Русско-турецкой войны 1877— 1878 гг., когда в сражениях приняли участие башибузуки (по-турецки «башибузук» означает «сорвиголова») и кавалерийские части, вооруженные винтовками Винчестера с подствольным магазином на 13 патронов. Все патроны могли быть выпущены в течение 40 секунд, что значительно превосходило скорострельность русских однозарядных винтовок. Не удивительно, что русские солдаты нередко пользовались трофейными винчестерами, есть сведения, что ими был вооружен целый русский пехотный полк.
Руководители русского Военного министерства вполне осознавали преимущества магазинных винтовок, но, поскольку перевооружение многочисленной армии требовало весьма значительных затрат, поощряло разработку различных ускорителей заряжания и приставных магазинов, позволяющих несколько повысить скорострельность имеющихся однозарядных винтовок. Ни одно из представленных устройств такого рода не выдержало испытаний, так что пришлось наверстывать упущенное время и вплотную заняться испытаниями «настоящих» магазинных винтовок. Такая работа была проведена в конце 1880-х гг., а в 1891 г. из признанных лучшими винтовок системы Л. Нагана и С. И. Мосина последняя была принята на вооружение Русской армии.
Как и опасалось Военное министерство, перевооружение армии винтовками Мосина потребовало огромных затрат и перестройки пороховых, оружейных и патронных заводов. На это требовалось 156,5 млн рублей. На докладной записке по этому вопросу император Александр 111 наложил резолюцию: «Сумма ужасающая, но делать нечего, приступать надо».
Для производства винтовок Мосина требовалось переоборудовать русские оружейные заводы, поэтому первый крупный заказ на поставку этих винтовок был размещен на французском заводе Шательро. До 1895 г. этот завод изготовил 503539 винтовок Мосина.
Модернизированные русские заводы приступили к валовому производству винтовок во второй половине 1893 г. Производство развертывалось довольно быстро, и уже к 1896 г. армии было передано 1470470 единиц. Всего с 1892 по 1902 г. на русских заводах было произведено 2964484 винтовки Мосина. Окончательно перевооружение Русской армии было завершено в 1901 г. В последующие годы были созданы и мобилизационные запасы винтовок, рассчитанные на победоносную непродолжительную войну.
Такое в целом благоприятное положение с обеспечением армии оружием привело к тому, что в годы, непосредственно предшествовавшие Первой мировой войне, производство винтовок было резко сокращено. Трехлинейные винтовки обр. 1891 г. выпускали тогда три государственных оружейных завода — Тульский, Ижевский и Сеетрорецкий. Их общая годовая производительность составляла 525 000 винтовок. В 1911, 1912 и 1913 гг. эти заводы работали на 7, 9 и 12% своей мощности соответственно, а в первые семь месяцев 1914 г. самый мощный Тульский завод, в среднем в год выпускавший 250000 винтовок, изготовил только 16 (шестнадцать!) винтовок.
С началом Первой мировой войны оказалось, что расчеты Военного министерства ошибочны. Война приняла затяжной характер, а расход винтовок из- за потерь и порчи составил 200000 штук в месяц, вследствие чего уже через три месяца после начала войны были исчерпаны запасы не только на компенсацию потерь и для замены испорченного оружия, но и запас для второго комплекта запасных батальонов. После этого количество винтовок в действующей армии стало резко уменьшаться. Не помогли ни изъятие винтовок из запасных батальонов и частей корпуса пограничной охраны, ни срочно организованная доставка закупленных в Японии винтовок системы Арисака.
Уже осенью 1915 г. в армии встречались полки, в которых имелось всего 20% положенного по штату оружия, а всего в действующей армии насчитывалось лишь 700000 штыков (т. е. вооруженных бойцов).
Катастрофическую нехватку винтовок пытались ликвидировать приобретением винтовок разных систем за рубежом и использованием трофейного оружия. В результате на вооружение Русской армии поступили следующие образцы винтовок:
- 763 000 японских винтовок системы Арисака;
- 300000 трофейных австрийских винтовок системы Манлихера;
- 400 000 итальянских винтовок системы Веттерли;
- 86000 французских винтовок системы Лебедя;
- 550 000 французских винтовок системы Гра и Гра-Кропачека.
Тем не менее даже в конце 1916 г., когда снабжение оружием немного улучшилось, в армии числилось всего 2741000 штыков, при этом общая численность армии со всеми ее штабами и тыловыми учреждениями равнялась 7 000000 человек.

В годы Гражданской войны основу стрелкового вооружения противоборствующих сторон составляли магазинные винтовки системы Мосина, однако уже в первые годы советской власти командование Красной армии взяло курс на вооружение пехотных и кавалерийских частей автоматическим оружием. В отчетном докладе Реввоенсовета СССР от декабря 1929 г. указывалось: «Принятая система пехотного вооружения РККА предусматривает в недалеком будущем введение на вооружение полуавтоматической самозарядной винтовки… самозарядного пистолета… пистолета-пулемета как мощного автоматического оружия ближнего боя».
Во исполнение этих планов в 1936 г. на вооружение была принята автоматическая винтовка АВС-36 системы С. Г. Симонова. На основании опыта ее производства и использования (было произведено 65800 единиц) у руководства Красной армии сложилось мнение, что основу вооружения советской пехоты должна составлять не автоматическая, а самозарядная винтовка (не в последнюю очередь на это мнение повлияло стремление сэкономить боеприпасы). В итоге в 1938 г. на вооружение была принята самозарядная винтовка СВТ-38 системы Ф. В. Токарева, а позже ее сменила усовершенствованная СВТ-40.
Следует отметить, что в конце 1930-х гг. таких успехов в оснащении армии автоматическими и самозарядными винтовками достигли только США, где была принята на вооружение самозарядная винтовка Ml системы Гаранда.
Непосредственно перед началом Великой Отечественной войны советские оружейные заводы развертывали валовое производство СВТ-40, свертывая производство магазинных винтовок Мосина. Из запланированных к выпуску в 1941 г. 1 800 ООО винтовок СВТ-40 составляли 1 100000, в 1942 г. планировали выпустить 2000000 СВТ-40, а магазинные винтовки в этом году подлежали снятию с производства.
Война внесла свои коррективы в эти планы. Из имевшихся на вооружении Красной армии на 22 июня 1941 г. 7 720 000 винтовок в июне — декабре было потеряно (уничтожено в боях, захвачено германскими войсками) 5547 500 единиц. Чтобы в кратчайшие сроки восстановить боеспособность Красной армии, пришлось срочно возобновить производство магазинных винтовок и постепенно свернуть выпуск более дорогих и сложных самозарядок.
Также вынужденной мерой стали переход оружейных заводов на упрощенные технологии военного времени и вне­
сение изменений в конструкцию самой винтовки Мосина: уменьшился диаметр пуговки курка, щели в ложе для ружейного ремня вместо прежних латунных получили стальную оправу, ствольная накладка также приобрела вместо латунной оправы — стальную, стальные части ствола со ствольной коробкой после шлифовки не полировались, а оксидировались в черный цвет, за исключением затвора и шомпола. Ложе не полировалось и не покрывалось лаком, деревянные части просто окрашивали в кофейный цвет.
Следует отметить, что в январе 1944 г. винтовку Мосина сменил в производстве созданный на ее базе карабин обр. 1944 г., который был более приспособлен для ведения боя на пересеченной местности, в траншеях и ходах сообщения, в начале 1945 г. в войсках 1-го Белорусского фронта начались войсковые испытания самозарядного карабина СКС-45 системы С. Г. Симонова под новый патрон 7,62 х 39 мм.
Всего в годы Великой Отечественной войны советская промышленность выпустила 12 139,3 тыс. винтовок и карабинов (в Германии за аналогичный период было произведено только 7 845, 7 тыс. единиц такого оружия).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *