каталог оружия России и его характеристики
Виды оружия
Холодное оружие

Танки впервые были использованы англичанами 16 сентября 1916 г. в сражении на реке Комма, протекающей близ Парижа. На этом участке фронта в течение предшествовавших двух с половиной месяцев войска 40-й английской армии безуспешно пытались прорвать германскую оборону. Потери живой силы с обеих сторон были огромны. Достаточно сказать, что только за первые два дня боев англичане потеряли 100000 солдат и офицеров убитыми и ранеными. В качестве последнего средства командование английской армии решило ввести в бой только что изобретенные танки. В начавшейся в 5.30 утра атаке были задействованы 32 танка Mark I. Незамеченные, они подошли к немецким позициям. Прежде чем немцы опомнились, невиданные стальные чудовища навалились на их окопы. Ревя моторами, окутанные огнем и дымом, покачиваясь, вздымаясь на дыбы, разрывая кольца проволоки и обрушивая блиндажи, они медленно ползли вперед, неся смерть, смятение и ужас. Бой продолжался до 10 часов утра. Несмотря на малое число танков, их несовершенство, труднопроходимую израненную воронками местность и плохое взаимодействие с пехотой, продвижение англичан за 5 часов боя составило 5 км по фронту и столько же в глубину при «экономии» в потерях в 20 раз против обычного. Последовавший несколько позже феноменальный успех англичан и французов в сражении при Комбре, когда введенный в сражение британский королевский танковый корпус (3 бригады общей численностью 476 танков) обеспечил за несколько часов боя продвижение в глубь германской обороны на 9 км при минимальных потерях, заставил командование германской армии срочно изыскивать средства борьбы с танками. Прежде всего, для полевой артиллерии были созданы бронебойные снаряды и разработаны соответствующие наставления по стрельбе по танкам. Чтобы с танками могла бороться и пехота, были спроектированы зенитно-противотанковый пулемет T.u.F и первое в мире противотанковое ружье (ПТР) Tankgewehr системы Mauser. И пулемет, и противотанковое ружье стреляли мощным патроном 13×92 мм SR, пуля которого на расстоянии 200 м пробивала лист брони толщиной 25 мм.

Ружье Tankgewehr представляло собой увеличенную в размерах винтовку Mauser образца 1898 г. с удлиненным стволом, сошками и пистолетной рукояткой управления стрельбой. Ружье запустили в серийное производство в самом конце Первой мировой войны, поэтому оно не оказало влияния на исход этой войны. Тем не менее в послевоенное время Tankgewehr послужило образцом для разработки противотанковых ружей в других странах.
В СССР к проектированию аналогичных противотанковых ружей приступили лишь в 1936 г., а до этого времени предпочтение отдавалось динамо реактивным системам, разработанным изобретателем Л. В. Курчевским. Преимущество таких систем заключалось в практически полном отсутствии отдачи, благодаря чему отпадала необходимость в противооткатных устройствах. Это упрощало конструкцию оружия, делало его более простым и дешевым в производстве, а также весьма легким. Например, принятое на вооружение Красной армии 37-мм динамо-реактив- ное противотанковое ружье обр. 1932 г. (К) в боевом положении весило всего 32 кг. Выпущенный из ружья снаряд массой 0,6 кг на расстоянии 500 м пробивал лист цементированной брони толщиной 20 мм.

В своей работе Л. В. Курчевский пользовался поддержкой заместителя наркома обороны М. Н. Тухачевского. Вполне возможно, что со временем ему удалось бы повысить бронепробиваемость ружья и устранить такие недостатки, как сложность системы перезаряжания и низкую эксплуатационную надежность, однако после ареста в 1936 г. М. Н. Тухачевского многие разрабатывавшиеся при его поддержке системы вооружения были объявлены «вредительской техникой» и работы по ним были прекращены. Не миновала эта судьба и динамо-реактивных противотанковых ружей. Они были сняты с вооружения, а их конструктор Л. В. Курчевский репрессирован.
Вышедшее 13 марта 1936 г. постановление Совета народных комиссаров СССР о разработке противотанковых ружей предусматривало создание оружия
классической схемы калибра 20 — 25 мм и массой до 35 кг. В соответствии с этим постановлением до 1938 г. было разработано и испытано 15 образцов противотанковых ружей. Ни одно из них не удовлетворило военных ни по бронепроби- ваемости, ни по массе. Впрочем, и сами требования 1936 г. были признаны устаревшими. Составленные Главным артиллерийским управлением в 1938 г. тактикотехнические требования предусматривали разработку противотанковых ружей под вновь разработанный исключительно мощный патрон 14,5 х 114 мм. Ружье должно было пробивать 20-мм броню легких танков на дальности до 500 м при угле встречи 30°. При минимальной массе ружье должно перемещаться на поле боя силами расчета из двух человек и легко маскироваться.
Удовлетворяющее этим требованиям самозарядное противотанковое ружье было спроектировано Н. В. Рукавишниковым. Оно удачно прошло все испытания и в октябре 1939 г. было принято на вооружение под обозначением «14,5-мм самозарядное противотанковое ружье обр. 1939 г. (ПТР-39)». Наркомат вооружения получил задание разработать технологию изготовления ружья и выпустить в 1939 г. не менее 50 ружей, а в следующем году — 15000 единиц. Это задание не было выполнено. Сначала выпуск ружей был приостановлен в связи с необходимостью устранения конструктивных недостатков ружья — тугая экстракция стреляных гильз, чрезмерно большое усилие на рукоятку перезаря­жания, низкая надежность работы автоматики при запылении и углах возвышения более 50°. В начале 1940 г. все усилия Наркомата вооружения были направлены на развертывание производства пистолетов-пулеметов ППД для вооружения войск, задействованных в советско-фин- скоб войне 1939—1940 гг., а несколько позже в Наркомате обороны — заказ чине противотанковых ружей, возникли сомнения о целесообразности наличия в системе вооружения Красной армии как противотанковых пушек калибра 45 — 76,2-мм, так и противотанковых ружей. По полученным Наркоматом обороны данным разведки, германская армия якобы проводила перевооружение своих танковых дивизий танками с противо- снарядной броней, против которой пушки калибра 45 — 76,2-мм неэффективны.

В результате с производства были сняты как пушки указанных калибров, так и противотанковые ружья.
Ошибочность такого решения стала ясна с первых дней Великой Отечественной войны: в германской армии не было ни одного танка с противоснарядным бронированием. Впрочем, и танкам с противопульным бронированием Красная армия вскоре после начала войны ничего не могла противопоставить — почти вся противотанковая и полевая артиллерия была потеряна в приграничных сражениях. В результате пришлось восстанавливать производство 45- и 76,2-мм пушек, вспомнили и о противотанковом ружье Рукавишникова, как это ни удивительно. Оказалось, что немедленно запустить его в производство не представляется возможным: надо предварительно устранить некоторые недостатки его конструкции.
Узнав, что на доводку ружья и подготовку документации потребуется не меньше месяца (без 100-процентной гарантии успеха), Сталин в начале июля 1941 г. дал указание вновь назначенному наркому вооружения Д. Ф. Устинову (прежний нарком Б. Л. Банников к тому времени уже сидел в следственной тюрьме НКВД): «Учитывая важность задачи, поручите еще одному, а для надежности — двум конструкторам, пусть поработают так, чтобы в самое короткое время мы имели хорошее противотанковое ружье». Так эта задача была постав
лена перед В. А. Дегтяревым и С. Г. Симоновым. Примечательно, что ни Дегтярев, ни Симонов не знали, что разработка ружья поручена не только ему одному. Поэтому работали так, словно лишь от них одних зависит обеспечение войск столь необходимым оружием.
Спустя 22 дня после получения задания оба конструктора представили свои варианты противотанковых ружей, а 29 августа 1941 г. на вооружение Красной армии поступили сразу два противотанковых ружья: систем Дегтярева (ПТ — РД) и Симонова (ПТРС). В качестве бое припаса к ружьям использовался патрон 14,5 х 114 мм. При начальной скорости 1012 м/с пуля со стальным сердечником Б-32 на дальности 300 м пробивала броню толщиной 21 мм, а пуля с металлокерамическим сердечником БС-41 — броню толщиной 35 мм.
Более простое по конструкции однозарядное ружье ПТРД удалось быстрее запустить в производство, уже в 1941 г. было изготовлено 17688 таких ружей, в то время как выпуск ПТРС составил всего 77 единиц. В 1942 г. это количество возросло соответственно до 184800 и 63308 единиц, а всего за годы войны было изготовлено 471726 противотанковых ружей (281 111 ПТРД и 190615 ПТРС). Это позволило включить взвод противотанковых ружей в штат стрелкового батальона, роту — в штаты стрелкового полка, мотострелково-пулеметного батальона танковых бригад, артиллерийских истребительнопротивотанковых дивизионов и полков. Батальоны противотанковых ружей входили в состав истребильно-противотанко- вых бригад. Как писал в своих мемуарах бывший генерал-майор вермахта Ф. фон Меллентин, «создавалось впечатление, что каждый пехотинец имеет противотанковое ружье или пушку. Русские очень ловко располагали эти средства, и, кажется, не было такого места, где бы их не оказалось».
Начальник штаба 1-го Прибалтийского фронта генерал-полковник В. В. Куфасов в своем докладе от 30 октября 1944 г. отметил: «Опыт использования ПТР во время Отечественной войны показывает, что наибольший эффект они имели в период до июля 1943 года, когда противник применял легкие и средние танки, а боевые порядки наших войск были сравнительно слабее насыщены противотанковой артиллерией. Начиная со второй половины 1943 года, когда противник начал применять тяжелые танки и самоходные орудия, имеющие мощную броневую защиту, эффективность ПТР значительно снизилась. Основная роль в борьбе с танками в настоящее время целиком выполняется артиллерией. ПТР, обладающие хорошей меткостью огня, используются теперь главным образом против огневых точек, бронемашин и бронетранспортеров противника».
Командиры подразделений использовали основные достоинства ПТР — маневренность, возможность постоянно находиться в боевых порядках мелких подразделений, простоту маскировки — и в 1944-м, и в 1945 г. Например, при бое в окружении, в населенных пунктах, при захвате и закреплении плацдармов, когда не было возможности использовать артиллерию.
Необходимо отметить, что вынужденные зачастую бороться с бронетехникой противника с экстремально коротких дистанций, подразделения противотанковых ружей несли большие потери. За всю войну было потеряно около 214000 ружей всех моделей, т.е. почти половина ресурса, причем наибольшие потери выпали на 1941 и 1942 гг. — 49,7 и 33,7% соответственно. Велики были и потери личного состава. Недаром среди бронебойщиков была популярна поговорка: «ствол длинный, а жизнь короткая».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *