каталог оружия России и его характеристики
Виды оружия
Холодное оружие

Обзор десантных кораблей России

Обзор десантных кораблей России.

Радиотехническое вооружение и средства борьбы с диверсантами. БДК проекта 1174 оснащались трехкоординатной РЛС общего обнаружения типа «Ангара-А» (МР-310А), а на последнем корабле серии, «Митрофан Москаленко», вошедшем в боевой состав флота 23 сентября 1990 г., установили новую трехкоординатную РЛС общего обнаружения «Фрегат-МА» (МР-750; рабочий диапазон частот — S) с фазированной антенной решеткой и увеличенной до 300 км дальностью обнаружения.

Отличительными особенностями станции «Фрегат-МА» стали частотное сканирование по углу места и электромеханическое сканирование по азимуту, а также способность решать достаточно широкий круг задач: отображение воздушной и надводной обстановки; обнаружение и сопровождение воздушных (в том числе малоразмерных и скоростных низколетящих) и надводных целей; выдача данных целеуказания корабельным огневым средствам; обеспечение радиолокационными данными средств радиоэлектронной борьбы и систем обработки информации, а также осуществление процедуры государственного опознавания (идентификация «свой-чужой»). Антенный пост РЛС монтировался на гиростабилизированной платформе.

Кроме того, в состав радиотехнического вооружения корабля входил и две навигационные РЛС типа «Вайгач» (МР-212/201) и различные средства связи, в том числе комплекс радиосвязи с 17 каналами.

Предусмотрены были также пассивные системы радиоэлектронной борьбы и средства обнаружения и уничтожения подводных диверсантов — соответственно, малогабаритная гидроакустическая станция МГ-7 и многоствольные противодиверсионные реактивные гранатометы МРГ-1, стрельба из которых велась от автономного источника питания дистанционно — с расстояния до 30 м. Стрельба из гранатомета МРГ-1 могла осуществляться реактивными 55-мм фугасными гранатами РГ-55М — своего рода миниатюрными глубинными бомбами, взрывавшимися на заранее установленной глубине и способными эффективно поражать подводного диверсанта в радиусе до 16 м.

Высадка десанта.
БДК проекта 1174 предназначался для десантирования личного состава и техники в составе первого эшелона морского десанта на побережье с тяжелым рельефом и малым уклоном грунта, в условиях огневого и радиоэлектронного противодействия противника и был рассчитан на перевозку и высадку сил и средств морского десанта численностью до мотострелкового батальона — 440 морских пехотинцев и 79 едиництехники (бронетранспортеры, боевые машины пехоты, танки, автомобили и пр.) — или танкового подразделения с 46-50 средними или основными танками (в зависимости от их размеров и боевой массы).

В танковый трюм, на верхнюю палубу и в доковую камеру (при отсутствии в ней плавсредств) корабль мог принять до 50 средних или основных танков, или до 80 боевых бронированных машин типа БТР или БМП, или до 120 единиц различных автомашин или другой подвижной техники в любых сочетаниях. Личный состав десанта размещался при этом в нескольких кубриках и четырехместных офицерских каютах.

Высадка десанта с обычной, неплавающей, техникой при этом осуществлялась на упор, т.е. непосредственно на необорудованное побережье при условии минимального уклона дна 2-3° — в зависимости от общей массы принятого на корабль полезного груза, а также при глубине брода на ноке сходни не более 1,2 м.

Для выгрузки неплавающей техники без подхода к берегу использовались десантновысадочные средства, находящиеся в доковой камере самого корабля. На каждый БДК проекта 1174, согласно расчетным данным, в доковую камеру могло быть принято до шести типовых водоизмещающих десантных катеров проектов 1785 («Т-4») или 1176 («Ондатра»), либо три десантных катера на воздушной подушке проекта 1206 («Кальмар») или столько же десантных катеров на воздушной каверне проекта 11770 («Серна»). Любое из указанных десантно-вы­садочных средств обладает способностью транспортировать один средний или основной танк, или другую броне и автомобильную технику.

Кроме того, высадка личного состава морского десанта (особенно идущих в передовом отряде десантно-штурмовых групп и групп инженерной разведки) могла осуществляться при помощи базирующихся на борту корабля вертолетов. Согласно проекту, на корабле типа «Иван Рогов» возможно базирование четырех транспортно-боевых вертолетов Ка-29, способных принимать по 16 десантников каждый. Вертолет этого типа может оказывать огневую поддержку десанту благодаря наличию на борту стрелково-пушечного и неуправляемого ракетного вооружения. На корабле допускалось размещение и вертолетов других типов — поисково-спасательных или противолодочных Ка-27, а также, при необходимости, вертолетов радиолокационного дозора и наблюдения Ка-31. Процесс завода и выпуска Процесс завода и выпуска ДКАВП типа «Кальмар», созданных специально под БДК проекта 1174, был достаточно хлопотным. Из-за того, что при работающих главных двигателях катера просто не «попадали» в габариты доковой камеры «Ивана Рогова» и его «систер-шипов», приходилось заводить «кальмары» не своим ходом, а в водоизмещающем положении: катер позиционировали непосредственно переддок-камерой, заводили на него два стальных троса, которые выбирались при помощи двух шпилей (шпили были установлены на площадке в носовой части доковой камеры корабля). Для вывода катера из доковой камеры троса дополнительно проводились через блоки в кормовой части доковой камеры, и только после выхода катера на чистую воду производился запуск двигателей катера. По воспоминаниям офицеров и матросов, проходивших службу на БДК проекта 1174, питание на стартеры двигателей ДКАВП можно было подавать от резервного выпрямителя ВАКЭП140-70 ПВ главных двигателей большого десантного корабля.

Строительство и боевая служба.
Для серийной постройки БДК проекта 1174 был определен калининградский Судостроительный завод «Янтарь» (ССЗ N9820, в настоящее время — Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь»). Всего к постройке были определены три корабля, хотя, если бы не развал Советского Союза, то численность серии могла быть и больше. Головной корабль серии, «Иван Рогов»3 (заводской номер 101), был заложен на стапеле 17 сентября 1973 г., спущен на воду 31 мая 1977 г., проходил испытания в период с 13 ноября 1977 г. по 15 июня 1978 г. (швартовные испытания — с 13 ноября 1977 г. по 15 мая 1978 г., ходовые-с 16 мая по 2 июня 1978 г., а государственные — с 3 по 15 июня 1978 г.), после чего в июне 1978 г. был сдан заказчику и включен в состав Краснознаменного Тихоокеанского флота (КТОФ). При этом на заключительной стадии постройки головного корабля и во время его испытаний работы контролировал новый главный конструктор проекта — Б. М. Пикалкин. Вошедший в боевой состав флота БДК «Иван Рогов» с 27 февраля по 3 июля 1979 г. совместно с тяжелым авианесущим крейсером «Минск» совершил переход вокруг Европы и Африки во Владивосток. Во время перехода были осуществлены деловые заходы в Луанду (Ангола), Мапуту (Мозамбик), Порт-Луи (Маврикий) и Аден (Народная Демократическая Республика Йемен-НДРЙ). В мае 1982 г. — декабре 1985 г. «Иван Рогов» прошел модернизацию на ССЗ «Янтарь», в процессе которой были выполнены следующие работы (перечислены наиболее существенные из них):
- изменена кабина управления подъемным краном;
- гидравлическое устройство для приема твердых грузов «Струна» заменено на электрический вариант;
- в районе дымовых труб смонтированы площадки с турелями для стрельбы ПЗРК;
- установлен кормовой трап, который в походном положении располагался над кормовой аппарелью;
- на антенне РЛС типа МР-310 появилась сдвоенная тарелка антенны аппаратуры опознавания;
- на надстройке побортно в кормовой части четвертой площадки, в районе расположения пусковой установки ЗРК «Оса-М» появились тумбы для установки противодиверсионных гранатометов МРГ-1 и там же, рядом с ПУ ЗРК, была сооружена пристройка к кормовой части надстройки;
- на носовой и кормовой частях надстройки размещены лафетные пожарные стволы для подачи воды и огнетушащей пены и пр.

Обзор десантных кораблей России

В 1996 г. БДК «Иван Рогов» был исключен из боевого состава ВМФ России и передан для разделки на металл, а в 1997-1998 гг. на территории Дальзавода его полностью утилизировали. Второй БДК проекта 1174, «Александр Николаев»4 (заводской номер 102), был заложен на стапеле калининградского судостроительного завода в марте 1976 г. и вошел в боевой состав ВМФ СССР в конце 1982 г. Корабль также направили на Дальний Восток.

БДК «Александр Николаев» в период с 17 октября 1983 г. по 27 февраля 1984 г. вместе с тяжелым авианесущим крейсером «Новороссийск», БПК «Николаев», СКР «Порывистый» и танкером под флагом командира 10-й оперативной эскадры КТОФ контр-адмирала Р. Л. Дымова (затем — вице-адмирал) совершил переход вокруг Европы, Африки и Азии во Владивосток. По ходу следования были выполнены заходы в Луанду (Ангола), Викторию (остров Сокотра), Мапуту (Мозамбик) и Мадрас (Индия). В ноябре — декабре 1989 г. (по другим данным, в 1990 г.) большой десантный корабль «Александр Николаев» вывез из Вьетнама (ПБ Камрань) 14 самолетов МиГ-23 и автотехнику. В 1997 г. корабль вывели в резерв и затем поставили в отстой, где он оказался рядом с находившимся в таком же запущенном состоянии атомным БРЗК «Урал». Контр-адмирал Кирилл Алексеевич Тулии, в свое время командовавший 22-й дивизией десантных кораблей КТОФ (сформирована в конце 1979 г.), в состав которой вошли два первых БДК проекта 1174, вспоминал5:

«К моему прибытию формирование дивизии уже практически завершилось. Новое соединение ТОФ разворачивалось на базе 120-й бригады ДК ТОФ, которая по своему составу приближалась к дивизии, а с приходом «Ивана Рогова» вопрос переформирования был практически решен. Это была первая дивизия морских десантных сил в нашем флоте. К моменту окончания формирования дивизия включала в свой состав две бригады ДК (120-ю и 14-ю). Каждая бригада имела в своем составе два дивизиона. Всего в дивизии насчитывалось более 30 единиц: БДК пр. 1174 «Иван Рогов» и «Александр Николаев», БДК пр. 1171 «Сергей Лазо», «Николай Вилков», «Томский комсомолец», «Александр Торцев», «50 лет ВЛКСМ» и др., БДК пр. 775 и 775-11 — БДК-14, БДК-98, БДК-101 и др., СДК пр. 770 и др. Имелись и ДКаВП-сначала четыре для «Ивана Рогова», позднее появились еще четыре, предназначавшиеся для «Александра Николаева»…

Корабли и суда дивизии базировались на о. Русский. Остров имел в диаметре около 12 км и около 50 — по периметру. Его побережье было изрезано глубокими бухтами, и в одной из них — б. Новик, делящей остров как бы на две части, и располагались десантные корабли. Наши «причалы» находились ближе к выходу из бухты, а в самой глубине ее стояли корабли бригады консервации. Специальные причалы для десантных кораблей отсутствовали, корабли стояли, уткнувшись носом в берег (при этом кормовой якорь был отдан, а корабль носовой частью сидел на береговой отмели) — носовые ворота открыты, аппарель опущена. Поблизости от береговой черты имелись электрощиты, к которым подтягивался корабельный кабель и таким образом обеспечивалось питание энергетических систем корабля (подача воды и пара отсутствовала). Такой способ базирования флотские остряки окрестили «носом в грязь».

Так базировались большую часть года. Ближе к зиме схема дислокации изменялась. Зимы на Дальнем Востоке достаточно холодные (-15- -20°С) и малоснежные, картину усложняют сильные и жестокие ветры. В б. Новик образуется устойчивый ледяной покров толщиной до метра, что исключает любое передвижение десантных кораблей без помощи ледоколов. Поэтому на 3-4 месяца (декабрь, январь, февраль и, иногда, март) корабли уходили из б. Новик во Владивосток, где распределялись по чужим причалам. Гце имелось свободное место, там и вставали, но, как правило, для стоянки выделяли самые неудобные участки причалов. Если электропитание еще худо-бедно подавалось, то пар и пресную воду с берега корабли получали не всегда. Базирование во Владивостоке было серьезным испытанием, т.к. ко всем прочим добавлялись трудности снабжения всем необходимым (штаб и наши склады — на о. Русский, а корабли — в главной базе). Подобная ситуация не могла продолжаться бесконечно. Мы обратились к командованию флота с предложениями по улучшению и перестройке системы базирования десантных кораблей. Предложения нашли отклик, в частности, активная поддержка последовала от 1-го зам. командующего ТОФ вице-адмирала Николая Яковлевича Ясакова. Было принято решение о создании на том же о. Русский пункта базирования в незамерзающей б. Иванцова. Данная бухта была обращена в сторону Японского моря и прикрывалась архипелагом островов Римского-Корсакова. Бухта была достаточно хорошей с навигационной точки зрения, неплохо защищена от волнения. Лишь при движении шторма с южного направления в б. Иванцова появлялась морская зыбь. Вскоре появились соответствующие руководящие документы, и флот приступил к оборудованию пункта базирования в Иванцово. Провели необходимые навигационно-гидрографические работы, в глубине бухты установили на мертвых якорях два плавпричала (вскоре к одному из них поставили «польскую» ПМ). На берегу хозспособом построили двухэтажное здание штаба дивизии, создали бетонную площадку для базирования ДкаВП, собрали сборно-щитовую казарму для их экипажей. Вскоре появилась своя электростанция, пробурили скважину, из которой стали качать пресную воду. На корабли пр. 1171 и 1174, швартовавшиеся к плавпричалам, при помощи проложенных коммуникаций стала подаваться вода и электроэнергия.

Пункт базирования был создан и постепенно развивался, однако средств и сил для обеспечения дальнейшего базирования десантных кораблей выделялось недостаточно, и большая их часть по-прежнему стояла «носом в берег».

В соответствии со сложившейся практикой в случае получения штормового предупреждения БДК покидали б. Иванцова и выходили в Амурский залив, где становились на якоре в районах, защищенных от волнения. За те семь лет, что мне довелось командовать 22-й дивизией, дважды морские волны, минуя острова, прорывались в бухту и наносили серьезные повреждения (в частности, первая секция плав­причала получала пробоины). Чтобы предотвратить подобное, было решено построить мол. На отмели затопили два старых, наполненные камнями десантных корабля, а также произвели отсыпку большого объема скальных пород. Нам же предстояло продолжить работы. Сразу после первого серьезного предупреждения природы мы получили большое количество железобетонных пирамид, кубов и «ежей». Конструкции производились на одном из предприятий Приморья и доставлялись на о. Русский нашими десантными кораблями. Здесь, используя плавкран, мы сгружали их на месте возведения нового мола. К моменту завершения моей службы в Приморье мол практически полностью был сформирован. Далее планировалось «отбить» шпунтом дамбу со стороны бухты, забетонировать, углубить дно и подходы образовавшейся гавани, затем в этом месте поставить плавпричалы, проложить коммуникации и начать базирование кораблей. Насколько мне известно, шпунт был завезен, но далее работы сначала замедлились, а потом и прекратились. В стране начались преобразования и, видимо, стало не до базирования кораблей нашего флота. Более того, сейчас данный пункт базирования «благополучно» заброшен…»

Третий БДК проекта 1174, «Митрофан Москаленко»6 (заводской номер 103), был заложен на стапеле «Янтаря» в мае 1984 г. и вступил в строй в конце 1989 г. (первый командир корабля — капитан 1 ранга М. К. Стрижаков). Военно-морской флаг СССР был поднят на нем 23 сентября 1990 г.; корабль вошел в боевой состав Краснознаменного Северного флота ВМФ СССР. В отличие от своих предшественников, на этом БДК был установлен ряд новых образцов вооружения и оборудования.

В1990 г. «Митрофан Москаленко» совершил переход вокруг Скандинавского полуострова в Североморск и в марте 1991 г. был включен в качестве флагманского корабля в состав 37-й отдельной дивизии морских десантных сил Краснознаменного Северного флота. В 1991— 1992 гг. корабль осуществил пять межфлотских переходов с Балтики на Север, выполняя задачи по перевозке военного имущества и техники Дважды Краснознаменного Балтийского флота, высвободившихся в результате сокращения Балтийского флота и вывода его подразделений из новых стран Прибалтики. В 1994 г. он вошел в состав Атлантической эскадры надводных кораблей. За участие в морском параде, посвященном 50-летию Победы в Великой Отечественной войне, корабль был награжден Дипломом Президента Российской Федерации. С июня 2001 г. входил в состав Кольской флотилии разнородных сил, но в 2002 г. выведен в резерв (последний командир корабля — капитан 1 ранга С. А. Пищак).

В начале сентября 2008 г. большие десантные корабли проекта 1174 («Александр Николаев», находившийся на тот момент в поселке Фокино Приморского края, и «Митрофан Москаленко», находившийся в городе Североморске Мурманской области) были выставлены на аукционе по продаже высвобождаемого имущества Министерства обороны России. Об этом было сообщено на официальном сайте Министерства обороны Российской Федерации. Однако чуть позже информацию о данном аукционе на сайте Министерства обороны России убрали, о результатах же аукциона у автора материала никакой информации нет.

В заключение укажем, что в разное время БДК проекта 1174 несли следующие бортовые номера: «Иван Рогов» — номера 111, 120, 884, 110, 050 (1978 г.), 132 (1979 г.), 099 (1981 г.), 113 (1986 г.), 084 (1991-1995 гг.); «Александр Николаев» — номера 110 (1983 г.), 074 (1989 г.), 057 (1990 г.), 050 (1992 г.); «Митрофан Моска­ленко» — номера 016 (1989 г.), 028 (1992 г.), 020(1995 г.).

Обзор десантных кораблей России

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *