каталог оружия России и его характеристики
Виды оружия
Холодное оружие

Танк Т-80

Танк Т-80.

Несколько раз мне доводилось бывать в ГДР в командировках, проехав сотни километров, посещая центральные и дальние гарнизоны, ремонтные заводы и армейские склады, участвуя в собраниях личного состава и занятиях с офицерами. Особенно частыми были командировки, когда начальником бронетанковой службы Западной группы войск (ЗГВ) стал генерал-майор Владимир Иванович Владимиров. До этого мы тесно сотрудничали с ним в прежней его должности — начальника бронетанковой службы Ленинградского военного округа (ЛенВо). Первые танки Т-80 начали эксплуатироваться с 1977 г. в ЛенВО именно по нашей просьбе. Ими была оснащена 45-я мотострелковая дивизия (командир дивизии-полковник Мадуев; позже его сменил полковник А. И. Богданов, впоследствии — заместитель начальника Генерального штаба Советской Армии) в п. Каменка. Специалисты Кировского завода и КБ (ныне — ОАО «Спецмаш») часто посещали и учебную дивизию (п. Сертолово), чтобы иметь возможность быстро реагировать на возникавшие проблемы обучения, ремонта в эксплуатации. Забегая несколько вперед, скажу, что до сих пор мы бываем в Каменке и Сертолово. Сохранились и дружеские связи с танкистами-пионерами в освоении наших машин. Известно, что группировку советских войск, расположенную в ГДР, считали форпостом по сдерживанию блока НАТО в Европе. Она была создана после окончания Великой Отечественной войны и долгие годы являлась оперативно-стратегическим объединением Вооруженных Сил СССР (1954-1989 гг.). Затем она была преобразована в Западную группу войск. Ее штаб располагался в г. Вюнсдорфе, и группа подчинялась главному командованию западного направления. Это было уже оперативно-тактическое объединение Вооруженных Сил РФ, временно дислоцирующееся на территории Германии. ЗГВ являлась самой мощной группировкой наших войск за рубежом. На момент ее вывода (январь 1991 г.) она включала две танковые армии, три общевойсковых и одну воздушную армию. В середине 1980 г. здесь имелось 7700 танков, из которых более 5500 состояли на вооружении одиннадцати танковых и восьми моторизованных дивизий. Остальные находились в отдельных полках и других подразделениях. Поставка танков Т-80 началась в январе 1983 г. — в 9-ю танковую и 27-ю мотострелковую дивизии. Кстати, «абрамсы» начали прибывать в ФРГ в феврале 1980 г., когда сошел с конвейера первый серийный танк. Новые танки стали поставлять, в частности, в бронекавалерийский батальон 1-11, которым командовал полковник Д. Абрамс — сын К. Абрамса, именем которого была названа эта машина. А когда в 1985 г. сошли с конвейера модернизированные «абрамсы» М1А1, их также отправили прежде всего в Западную Германию. Это были годы стабильного роста численности танков Т-80 в ГДР: если на январь 1987 г. в войсках ЗГВ имелось 838 машин, то в 1990 г. — 2967 танков. В то же время оставалось еще довольно много танков Т-64 (в соотношении 3:1), что считалось нормой, особенно в 1-й танковой армии. Однако в 1984 г. было решено заменить все танки на Т-80, так как в армии стран НАТО резко увеличились поставки танков «Абрамс» и «Леопард-2». Безусловно, одной из причин замены Т-64 явилась низкая надежность двигателя и ходовой части этих машин. В этой связи запомнилось посещение завода по ремонту харьковских двигателей 5ТД в г. Лейпциге. На большой заводской территории стояли штабеля двигателей, ожидавших капитального ремонта. Запомнилось также, как хвалили немцев, работающих на заводе, и жаловались на отсутствие запчастей для ремонта, учитывая напряженный план — 320 двигателей в году. Необходимо сказать, что в 1989 г. из группы было выведено 2000 танков Т-64, а в 1990 г. — уже 2500 штук. Разумеется, высокая боевая готовность требовала напряженной учебы и интенсивной эксплуатации. Так, суммарная наработка двигателей танков Т-80 на май 1989 г. составила 982 тыс. моточасов, а пробег — 8798000 км; только за 1988 г. — 242000 моточасов и 2064000 км. К этому времени в войсках было уже 480 газотурбинных двигателей, отработавших гарантийный ресурс. Эти цифры показывают напряженность учебы танкистов и проблемы, связанные с интенсивной эксплуатацией.

Танк Т-80

Напряженная и интенсивная работа одновременно шла по ремонту машин в войсках и на ремонтном заводе в г. Вюнсдорфе, где в 1988 г. было капитально отремонтировано 12 танков Т-80. Особого внимания заслуживает работа постоянных представителей предприятий МОП, обеспечивающих контроль, помощь в эксплуатации и ремонт наших машин. Это были группы по нескольку человек со своим транспортом, документацией и запчастями. В разное время их возглавляли высококвалифицированные специалисты — А. А. Саенко, Б. Р. Ларионов, В. Н. Шевцов и Ю. Г. Мищенко. Помимо досконального знания танков, это были мастера своего дела и знатоки своих специальностей. А. А. Саенко (в прошлом конструктор) как никто другой знал особенности работы трансмиссии и, в частности, коробки передач. Б. Р. Ларионов и В. Н. Шевцов выросли из испытателей. Они понимали и причины высоких перегрузок, и их последствия. Они могли разобрать любой узел танка буквально с закрытыми глазами. На плечи этих специалистов ложилась и такая ответственная и трудоемкая работа, как проведение доработок. Иными словами, это совершенствование различных узлов и систем танка по чертежам, выполненным в конструкторском бюро. Подобные доработки служат повышению эффективности и надежности машин в эксплуатации. Только в 1988 г. было проведено 3893 доработки танков. Разумеется, такую масштабную работу нельзя было провести без квалифицированной помощи офицеров и личного состава. Хочу поблагодарить за этот самоотверженный труд офицеров-танкистов, с которыми мне приходилось общаться в командировках, — В. И. Клубникина, Г. Е. Булгорадского, В. И. Уханова, В. Н. Харитонова, А. И. Песлегова и многих других. Специалисты конструкторского бюро в случае необходимости выезжали в ЗГВ в кратковременные командировки. Такие поездки считались престижными — как по огромному доверию представлять в войсках нашу машину, так и по экономическим соображениям. Так называемые «суточные» в командировках у нас оплачивались в объеме 2 р. 60 коп., а в ЗГВ это составляло около 50 марок ГДР. Но нужен был еще и «вызов» для поездки в загранкомандировки. Без преувеличения, подобные поездки каждый раз являлись событием: документы и денежные средства выдавались в МОП, где проводили не только тщательный инструктаж, но и обучение. Краткосрочные (недельные) курсы проходили на базе учебного центра, где нам читали лекции по политическому устройству страны, нормам и правилам поведения за границей. Запомнилась нравоучительная история, связанная с плохим владением иностранным языком. Один из наших коллег решил поразить кассира в магазине знанием немецкого языка, причем он помнил всего две фразы: «Hende hoh» (руки вверх) и «Danke shcon» (большое спасибо). С корзиной товара он подошел к кассирше и, от волнения перепутав эти слова, тихонько сказал ей на ухо «hende hoh». Она моментально нажала на тревожную кнопку. Полиция прибыла немедленно. Скандал, правда, завершился быстро, но осадок остался. В ЗГВ широко практиковалась так называемая опытная войсковая эксплуатация новейших разработок после их лабораторной и полевой практики на наших полигонах. Особенно много исследований велось по топливной экономике. Летом 1988 г. такую эксплуатацию осуществляли на десяти Т-80 с проведением мероприятий по уменьшению расхода топлива: на пяти танках были установлены опытные образцы газотурбинных генераторов ГТА-18 мощностью 18 кВт, обеспечивающих полную энергетику машины на стоянке при неработающем основном двигателе (ГТА-18 обеспечивал подзарядку аккумуляторов и запуск двигателей при их разрядке или отсутствии). На других пяти машинах была применена система автоматического управления режимом (САУР), спроектированная В. А. Парамоновым, талантливым руководителем расчетчиков нашего КБ. За короткий промежуток времени первая пятерка уже имела наработку 3542 км и 366,6 моточасов работы двигателя. При этом ГТА-18 показал себя эффективным и надежным узлом и имел наработку 117,6 моточасов. Главным же были итоги по экономике: они составляли 121,3 л на 1 ч работы и 18,7 л на 1 км пути танка. Высокие результаты были получены и на второй пятерке машин. Средний расход топлива за весь период составил: на 1 ч работы — 104 л, на 1 км движения — 9,8 л. Суммарный итог — почти 30% экономии. Эти результаты дали возможность рекомендовать в серийное производства все проверенные новшества. Известно, что в первые годы эксплуатации новых машин всегда наблюдается повышенное количество неисправностей, связанных с недоработкой конструкции и технологическими недоработками. Не избежал этого и танк Т-80. Важнейшей задачей в связи с этим являлся тщательный анализ причин отказов, а также объективное разделение их на конструктивные, производственные и эксплуатационные. Это было необходимо делать совместно с военными и с предприятиями смежников. Так, анализ отказов за три года особенно интенсивной эксплуатации (1986-1988 гг.) показал, что число зафиксированных дефектов по всем машинам составил: в 1986 г. — 371, в 1987 г. — 243, в 1988 г. — 163. Особенно резко уменьшилось количество дефектов по коробке передач — 65, 18 и 13 (в процентах — 17,6, 7,4 и 4,8 от общего числа отказов) соответственно. Анализируя причины такого снижения (практически в 5 раз), поняли, что одной из них, помимо улучшения технологии производства, стала и кропотливая, высокопрофессиональная работа постоянного представителя КБ, которым был в то время А. А. Саенко. Александр Александрович являлся специалистом именно по трансмиссии, долгое время трудился в конструкторском отделе и возглавлял его. Только один пример: во 2-й танковой армии, дислоцировавшейся в Фурстенберге, было зафиксировано несколько случаев превышения температуры масла на марше в коробках перемены передач. Опрос экипажей показал, что добиваясь высоких скоростей на марше, механики-водители, соревнуясь между собой, обеспечивали высокие скорости за счет постоянно высоких оборотов двигателя, с одной стороны, и периодического использования тормозов перед препятствиями, с другой. Такой метод вождения, конечно, обеспечивал высокую скорость, но перегружал тормоза и вызывал перегрев масла. Надо сказать, что обнаружили это специалисты КБ, наблюдая за танками на марше — на одном из участков танковой трассы, которая вплотную приближалась к автомобильному шоссе, где двигались параллельно потоки автомобилей и колонна танков. Наблюдение за лампами стоп-сигналов дало возможность зафиксировать частое пользование тормозами. Кстати, этот эпизод потом попал в немецкую прессу, где сообщалось, что советские танки соревновались по скорости с немецкими автомобилями, нисколько им не уступая. Одним словом, ни один дефект не остался без внимания специалистов — постоянных представителей КБ. Все это обеспечивало успех: разбор отказов и неисправностей проходил всегда с участием экипажей, офицеров и руководства. Начали поступать на ремонт в г. Лейпциг и первые наши двигатели (изделие «38»). В1989 г. планировалось сделать капитальный ремонт 20 двигателей. Средняя наработка поступавших на ремонт двигателей составила 494 моточаса. Наиболее характерными дефектами явились разрушение лопаток силовой турбины и заклинивание турбокомпрессора второго каскада. Отремонтированные к тому времени двигатели (12 штук) уже имели наработку в среднем 252 моточаса. Подчеркнем, что интенсивность эксплуатации была по-прежнему высокой: за пять месяцев она составила 1126000 км, при наработке двигателей 119000 моточасов. При этом около 1000 танков сошли с конвейера завода 1981-1982 гг. Взаимодействие и тесное сотрудничество с войсками обеспечивало специальное подразделение КБ, созданное еще во времена Ж. Я. Котина, — группа внешних работ. В ее задачи входило обеспечить бескомпромиссное взаимодействие с танкистами, откровенные контакты при всех, порой не простых отношениях, когда, с одной стороны, было желание скрыть аварии и отказы из-за ошибок танкистов, а с другой — перенести ответственность на них, т.е. переложить вину с «больной головы на здоровую». В эту группу входили офицеры-отставники, прошедшие большую школу службы, имевшие высшее военное образование и умеющие своим авторитетом вызывать доверие, а благодаря высокому профессионализму оказывать помощь в любую минуту. Многие годы возглавлял это небольшое подразделение И. И. Фомин — полковник в отставке, служивший перед увольнением в штабе ЛенВо. Он подобрал под стать себе специалистов, таких как В. И. Янкин, Е. С. Грысик и других. Один из них постоянно находился в управление БТС округа, другой был представителем в научно-исследовательском институте (п. Кубинка). Были также и представители в Мопс. Таким образом, постоянная связь и оперативная информация всегда обеспечивались вовремя.

Танк Т-80

Большую помощь в работе постоянных представителей оказывал Главнокомандующий ЗГВ генерал армии Б. В. Снетков. Борис Васильевич был знаком мне еще по Ленинграду, где он возглавлял ЛенВо. Он бывал в КБ и на заводе, неоднократно встречался с Генеральным конструктором Н. С. Поповым. Так что мы были в Германии как старые знакомые. Мы подробно обсуждали его доклад при подготовке научно-технической конференции. Тема доклада — «Состояние техники и вооружения — один из факторов определяющий боевую готовность подразделений Западной группы войск». Кстати, КБ часто подвергалось справедливой критике, но это не испортило наших отношений с генералом. В одну из поездок Б. В. Снетков порекомендовал нам посетить 1-ю танковую армию в Дрездене. Здесь было много интересных новаций, в частности, по обслуживанию аккумуляторов и ускоренной загрузке боеприпасов. Командующий танковой армией попросил рассказать офицерскому составу о ближайших перспективах танкостроения и, в частности, о стрельбе танка с ходу. Все это мы сделали с И. И. Фоминым. Здесь я возвращаюсь к истории, связанной со знанием немецкого языка. Командующий в качестве культурной программы предложил нам посетить Дрезденскую художественную галерею и выделил для этого переводчика, но Игорь Иванович отказался от него и сказал, что он знает немецкий, так как раньше служил в Германии. Выяснилось, что И. И. Фомину надо было купить для жены семена цветов. Мы бодро зашли в пустой магазин, над которым красовалась вывеска «Blumen» и Игорь Иванович громко сказал: «Gyten Tag, Frau». Затем он взял с прилавка цветочный горшочек и уверенно сказал: «Bitte семена». Фрау удивленно посмотрела и ответила: «Niht fershteen». История закончилась покупкой вместо семян цветочного горшка и возмущением, что его немецкий не понимают в Германии. Вывод советских воинских частей из ГДР — отдельная эпопея. Надо сказать, что начался он раньше известных дат. Так, в 1989 г. были выведены 25-я и 32-я танковые дивизии (обе из состава 20-й гвардейской общевойсковой армии), а в 1990 г. — 7-я и 12-я танковые дивизии (из состава 3-й общевойсковой армии). Первым же отправили в СССР 288-й танковый полк из г. Ютенберга. В 1992-1993 гг. была окончательно ликвидирована ЗГВ. Только танков было выведено 4900 единиц. Более 500 тыс. военнослужащих и их семей возвратились на Родину. В этой связи нельзя не заметить, что до настоящего времени на территории Германии дислоцируются более 52 тыс. американских солдат, а на танкодроме в Баварии попрежнему располагается 1-я бронетанковая дивизия США, оснащенная танками «Абрамс». Правда непонятно, на кого сегодня «нацелены» американские танки, ведь не против же террористов Афганистана или Северной Кореи? Т-80 в Северной группе войск (ПНР) Северная группа войск (СГВ), как и ЗГВ, была создана в 1945 г. Первоначально в нее входила 65-я армия Белорусского фронта. В дальнейшем численный состав группы состоял из двух дивизий — 20-й танковой и 6-й мотострелковой, которые получали танки Т-80 со второй половины 1980-х гг. 20-я танковая Звенигородская Краснознаменная дивизия дислоцировалась в г. Святощев. В ее танковых полках было 278 танков Т-80: в 8-м Гвардейском Краснознаменном танковом полку — 92 Т-80Б, в 76-м полку — 94, в 165-м — 92. Эксплуатация танков в СГВ была не менее интенсивной, чем в ЗГВ. Так, за три года эксплуатации боевая группа имела наработку до 2000 км пробега, а учебно-боевая — около 4700 км. Всего машины этой группы прошли 66500 км и вышли за гарантийный срок. Широко практиковались марши в полном составе частей и подразделений на 250,420 км и марши на 100 км. Интересен анализ неисправностей и отказов за два года эксплуатации (1987-1988 гг.), который показал, что при относительно равном соотношении в войсках танков производства Ленинградского Кировского завода и Омского завода «Октябрьской Революции» количество дефектов составило 32 к 48. Это дало повод обратить внимание на характерные заводские дефекты и наметить меры для их устранения. Более подробно следует рассказать о научно-практической конференции, прошедший в СГВ в феврале 1988 г. На мероприятии были широко представлены специалисты Министерства обороны, МОП и ряда других организаций. От ГБТУ в нем приняли участие: А. А. Галкин, И. А. Журавлев, Э. В. Большаков; от СГВ: И. И. Корбутов, Ф. В. Денисов, В. Н. Ло моносов, А. Г. Сапсай, П. С. Сабуров, М. А. Иванов; от МОП: Б. А. Анищенко, П. Г. Семененко, С. А. Катык, Н. С. Попов, А. А. Моров, А. С. Ефремов, Б. М. Куракин; от Министерства авиационной промышленности: Ю. А. Лейковский, П. Д. Гавра и ряд других специалистов. Многое сделал для успешного проведения конференции генерал-лейтенант И. И. Корбутов — командующий СГВ. Неоднократные встречи с ним убедили нас, что требования командующего к новой технике основываются на хорошем знании танка Т-80 и большой его ответственности как первопроходца в освоении этой машины. На конференции были заслушаны доклады по состоянию бронетанковой техники, материальной базы и обучению личного состава. Были проведены показные практические занятия по подготовке экипажей и организации технического обслуживания. Состоялись встречи с личным составом, отмечены замечания и предложения по совершенствованию эксплуатации танка Т-80. Общая наработка танков Т-80 составила 537 тыс. км и 62 тыс. моточасов работы двигателя. Это дало возможность утверждать, что подразделения СГВ находятся в постоянной боевой готовности. За весь период эксплуатации было зарегистрировано 142 рекламационных акта (в том числе 24 — по двигателю). Правда, 15% составляли рекламации эксплуатационного характера — это было неприемлемо. По результатам конференции утвердили план дальнейших работ по поддержанию боеготовности танков Т-80. Чтобы представить круг проблем при эксплуатации Т-80 за рубежом, приведу цитаты из выступлений специалистов, ежедневно работавших с этими машинами. Начальник бронетанковой службы полковник Ломоносов: «За весь период эксплуатации с сентября 1985 г. по изучению танка хорошо зарекомендовал себя метод лагерного сбора побатальонно. Освоена методика и практика форсирования водных преград, что позволило в составе танковой роты форсировать преграду шириной 220 м за 11 мин 20 с. Высокая удельная мощность позволила обеспечить среднюю скорость до 34 км/ч по трудным маршрутам. Велик разброс расходов топлива запаса хода, который зависит от состояния дорог (от 6 л и 306 км, до 11 л и 167 км)». Заместитель командира подразделения майор Савченко: «Широкое использование тренажеров, особенно кинотренажеров, сокращает на 25% затраты на обучение. В частности, каждый водит машину на тренажере не менее 50 км. Слабо имитируются на тренажерах разные неисправности. Например, у них для«Абрамса» на тренажере заложено 126 отказов. Просьба учесть этот факт и усовершенствовать тренажер для более глубокого изучения машины». Заместитель командира подразделения майор Иболев: «Недостаточно эффективна система управления огнем ночью. Обслуживание танков Т-80 по сравнению с Т-64 проще, но нужны меры по улучшению регулировки места наводчика». Старший инструктор сержант Трубников: «Мой танк выпуска 1983 г. эксплуатируется без гидротормоза. Прошел 5700 км. Наблюдается отслоение резиновых массивов катков. Заменил гидроамортизатор, образовалась трещина по корпусу. Четыре раза регулировал тормоза. Просьба: сделать в танке еще один щиток мехника-водителя (дублирующий) для инструктора. Из-за больших моментов затяжки элементов ходовой части нужны усовершенствованные ключи. Машина резвая: при обучении, если раньше кричал курсанту «газу» на Т-64, то сейчас приходится его сдерживать. У нас стрельбовые упражнения с «ходу» на низких скоростях, а у соседей — на 40-50 км/ч. Мы можем стрелять на таких же скоростях, но сдерживают инструкции и командиры». Заместитель командира капитан Мамедов: «Особенности технического обеспечения маршей — необходимая организация опережения ремонтных рот. Нужна спецгруппа при форсировании преград, пересечении железных дорог. Просьба: упростить переход механика в боевое отделение». Заместитель командира подразделения капитан Абуев: «Применение Т-80 в режиме «дежурства» требует автономного двигателя. Много операций необходимо выполнить при подготовке танка к стрельбе — необходимо сокращать их количество. Слабы штекеры на танковом переговорном устройстве».

Танк Т-80


Зачатие детей — это тема, с которой рано или поздно столкнется любая семейная пара. Можно избежать многих ошибок и развеять множество заблуждений по данной теме изучив специализированную литературу, или полистав странички тематического сайта.

Вам также могут быть интересны следующие оружейные статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *