каталог оружия России и его характеристики
Виды оружия
Холодное оружие

Окончание обзора ЗРК Кинжал

Кинжал — зенитный ракетный комплекс.

Комплекс может обстреливать до четырех целей в секторе 60×60°, одновременно наводя на них до восьми ракет, в том числе до трех ракет на одну цель. Время реакции составляет от 8 до 24 с. Радиоэлектронные средства комплекса обеспечивают управление огнем 30-мм зенитных артиллерийских автоматов АК-630. Боевые возможности «Кинжала» в 5-6 раз превышают соответствующие показатели «Осы-М».

Применение двухпроцессорного цифрового вычислительного комплекса обеспечивает высокую степень автоматизации боевой работы. Выбор наиболее опасной цели для первоочередного обстрела может производиться как автоматически, так и по команде оператора.

Подпалубная пусковая установка ЗС-95, разработанная в КБ «Старт» под руководством А. И. Яскина, включает несколько модулей, каждый из которых представляет собой барабан с восемью транспортно-пусковыми контейнерами (ТПК). Крышка пусковой установки может вращаться относительно вертикальной оси барабана. Пуск ракеты производится после поворота крышки пусковой установки и подвода имеющегося в ней люка к ТПК с предназначенной к старту ракетой. Интервал пуска не превышает 3 с. С учетом относительно небольших габаритов комплекса такое решение представляется излишне сложным по сравнению с реализованным позднее на зарубежных флотах пуском ЗУР из контейнеров, размещаемых в более простых пусковых установках ячеистого типа.

Первоначально предусматривалось создание ЗРК «Кинжал» с массогабаритными характеристиками, не превышающими реализованные в «Осе-М». Более того, конструкторам предстояло добиться возможности установки комплекса вместо «Осы-М» на ранее построенные корабли в процессе модернизационного ремонта. Однако более приоритетной задачей сочли выполнение заданных боевых тактикотехнических характеристик. Массогабаритные показатели росли, поэтому преемственность зенитных ракетных комплексов «по посадочным местам» обеспечить не удалось.

Само по себе это было не столь существенно. При крайне слабой судоремонтной базе флота и нежелании как военных, так и промышленности отвлекать на ремонтные работы судостроительные заводы за счет сокращения числа построенных новых кораблей возможность радикальной модернизации уже послуживших Родине боевых единиц носила скорее абстрактный характер.

Более серьезные последствия «разрастания» «Кинжала» выразились в невозможности его размещения на малых кораблях, хотя формально он мог устанавливаться на кораблях водоизмещением более 800 т. В результате, даже на таком новаторском корабле, как спроектированном в ЦМКБ «Алмаз» (главный конструктор — П. В. Ельский, затем — В. И. Корольков) ракетоносце на воздушной подушке со скегами пр. 1239, пришлось установить все ту же «Осу-МА». В конечном счете, на смену «Осе-М» в качестве основного средства защиты малых кораблей пришел зенитный ракетно-артиллерийский комплекс ближнего рубежа «Кортик», а не «Кинжал».

Разработка «Тора» и «Кинжала» шла со значительным отставанием от первоначально установленных сроков. Как правило, раньше сухопутный вариант опережал корабельный, как бы прокладывая ему дорогу. Однако при создании автономного самоходного комплекса «Тор» выявились серьезные проблемы, связанные с отработкой боевой машины. В результате совместные летные испытания «Тора» на Эмбенском полигоне начались даже позднее, чем «Кинжала» на Черном море — в декабре 1983 г., но завершились уже в декабре следующего года. На вооружение сухопутный ЗРК был принят постановлением от 19 марта 1986 г., почти натри года раньше корабельного.

Задержка с разработкой сухопутного комплекса была малоприятным обстоятельством, но ее последствия ограничились соответствующей корректировкой производственной программы. Заводы вместо «Тора» еще несколько лет выпускали пусть менее совершенную, но достаточно эффективную «Осу».

На море сложилась куда более пикантная ситуация. С конца 1980 г. в строй ВМФ ежегодно вступали один-два больших противолодочных корабля пр. 1155, единственным зенитным ракетным вооружением которых должна была стать пара ЗРК «Кинжал» с общим боекомплектом в 64 ракеты. Задержка с его разработкой привела к тому, что на протяжении более чем пяти лет эти крупные корабли оставались почти беззащитными от ударов с воздуха: к концу XX в. артиллерия уже не могла обеспечить их прикрытие от воздействия авиации. Более того, явное отсутствие станций наведения на предназначенных для них местах как бы призывало пилотов противника побыстрей и практически без какого-либо риска для себя отправить наши корабли на дно. Правда, на первых порах натовские эксперты не разобрались в столь скандальной ситуации и предались буйству фантазии, рассуждая в печати о наличии на наших новых кораблях каких-то сверхперспективных, внешне незаметных средств наведения зенитных ракет. Так или иначе, головному кораблю пр. 1155 — БПК «Удалой» — пришлось почти десятилетие дожидаться принятия «Кинжала» на вооружение (после вступления в строй в 1980 г.).

Из-за задержки с разработкой ЗРК на протяжении двух лет не мог использоваться по назначению и малый противолодочный корабль МПК-104 (строительный номер 721), построенный по проекту 1124К специально для испытания «Кинжала». От своего прототипа — корабля пр. 1124М — он отличался не только естественным отсутствием средств штатного ЗРК «Оса-М». Слишком большие веса и, что несколько важнее, высокое расположение многофункциональной станции наведения комплекса «Кинжал» не позволили установить на нем артиллерийское вооружение и все штатные РЛС, что, впрочем, было не так принципиально для опытового корабля. Формальное вступление в строй состоялось в октябре 1980 г., при этом корабль был укомплектован только пусковой установкой с тремя модулями, но станция наведения еще не была поставлена на Черное море. В дальнейшем на МПК-104 смонтировали один из двух изготовленных в 1979 г. опытных образцов комплекса. Испытания ЗРК велись с 1982 по 1986 г. и проходили далеко не гладко. Система не была достаточно отлажена в наземных условиях — на стендах НИИ «Алтаир» и на его испытательной базе «Большая Волга». Доводка шла в основном на корабле, в не вполне благоприятных для ее проведения условиях.

Однажды в ходе стрельб не включился двигатель выброшенный катапультой ракеты, которая упала на палубу и развалилась на две части. Что касается одной половины изделия, то, как говорилось, «она утонула». А вот вторая часть, при всем смирном ее поведении, вызвала вполне обоснованные опасения. После этого случая пришлось пересмотреть основные технические решения по запуску двигателя, что повысило надежность этого процесса. В другой раз в силу «человеческого фактора» (из-за несогласованных действий личного состава и представителей промышленности) произошел несанкционированный пуск ЗУР. Один из разработчиков, находившийся рядом с пусковой установкой, едва успел укрыться от струи двигателя ракеты.

Незадолго до завершения испытаний весной 1986 г. весьма эффектно были сбиты все четыре использовавшиеся в качестве мишеней ракеты П-35, запущенные залпом берегового комплекса. Однако только в 1989 г. комплекс «Кинжал» официально приняли на вооружение.

ЗРК «Кинжал» обеспечивал поражение целей, летящих со скоростями до 700 м/с в диапазоне высот от 10 до 6000 м на дальностях от 1,5 до 12 км. Основными носителями комплекса должны были стать большие противолодочные корабли пр. 1155. Первоначально этот корабль задумывался как развитие сторожевика пр. 1135, но к моменту закладки превратился в БПК вдвое большего водоизмещения. Предполагалось, что корабли пр. 1155 будут решать противолодочные задачи совместно с эсминцами пр.956, оснащенными мощным ударным и зенитным ракетным вооружением — комплексами «Москит» и ЗРК средней дальности «Ураган». Поэтому с учетом ограничений по водоизмещению, обусловленных возможностями заводов, БПК пр. 1155 решили оснастить только комплексами самообороны «Кинжал». На каждом корабле устанавливалось по два ЗРК с общим боекомплектом 64 ракеты 9М330 и двумя станциями наведения ракет ЗР-95 Головные корабли на «Заводе им. Жданова» и калининградском заводе «Янтарь» были заложены в 1977 г. и вступили в строй практически одновременно — в последние дни 1980 г. Так как разработка комплекса «Кинжал» основательно задержалась, принятие кораблей флотом носило более чем условный характер. Несколько кораблей, вплоть до пятого в серии, сдавались без станций наведения ракет.

Всего на «Заводе им. Жданова» по осень 1988 г. под заводскими номерами с 731 по 734 были построены четыре корабля: «Вице-адмирал Кулаков», «Маршал Василевский», «Адмирал Трибуц», «Адмирал Левченко». На калининградском заводе «Янтарь» до конца 1991 г. под заводскими номерами с 111 по 117 построили восемь БПК: «Удалой», «Адмирал Захаров», «Адмирал Спиридонов», «Маршал Шапошников», «Симферополь», «Адмирал Виноградов», «Адмирал Харламов», «Адмирал Пантелеев».

За годы службы БПК пр. 1155 в целом хорошо зарекомендовали себя как надежные и эффективные корабли. Показательно то, что в сложный период 1990-2000-х гг. из 11 построенных БПК были списаны только три первых кора бля постройки калининградского завода и «Маршал Василевский», а большая часть кораблей пр. 1155 входит в состав флота. При этом «Удалой», «Маршал Василевский» и «Вице-адмирал Кулаков» так и не получили комплекс «Кинжал». Помимо 12 больших противолодочных кораблей пр. 1155 и одного усовершенствованного, построенного по пр. 11551 — «Адмирал Чабаненко», по четыре комплекса «Кинжал» с 192 ракетами было установлено на тяжелом авианесущем крейсере пр. 11434 «Баку» (с 1990 г. — «Адмирал флота Советского Союза Горшков») и на единственном авианосце нашего флота пр.11435, сменившем немало названий и ныне именуемом «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Ко времени проектирования этих кораблей среди моряков и кораблестроителей утвердилось здравое понимание того, что корабли данного класса должны нести только оружие самообороны, а задачи воздушного прикрытия на дальних подступах должны решаться ЗРК, установленными на кораблях охранения. Два комплекса «Кинжал» с восемью пусковыми модулями на 64 ракеты предполагалось установить в качестве вспомогательного «зенитного калибра» на атомном тяжелом ракетном крейсере пр. 11442 «Петр Великий», но фактически корабль был оборудован всего одним антенным постом.

По одному ЗРК «Кинжал» с боекомплектом 32 ракеты было размещено на кораблях пр. 11540 «Неустрашимый» и «Ярослав Мудрый», официально отнесенным к сторожевым кораблям, но по водоизмещению и размерениям примерно соответствующим БПК пр.61, массово строившимся в 1960-е гг.

Таким образом, не считая опытового МПК-104, на 17 кораблях нашего флота было установлено всего 36 зенитных ракетных комплексов «Кинжал» (1324 ракеты). С 1993 г. экспортная модификация комплекса «Кинжал» под наименованием «Клинок» неоднократно демонстрировалась на различных международных выставках и салонах, однако сведений о его поставках за рубеж не имеется. Тем не менее ЗРК «Кинжал» стал одним из совершеннейших образцов отечественного ракетного оружия, наиболее полно отвечающим современным условиям противовоздушного боя на море. Относительно небольшая дальность поражения не является его существенным недостатком.

Маловысотные цели, в первую очередь — управляемые средства поражения, так или иначе будут обнаруживаться на малом удалении. Как свидетельствует опыт локальных войн, их носители, по-видимому, будут лишь на крайне непродолжительный промежуток времени взмывать над радиогоризонтом для уточнения местонахождения атакуемого ими корабля и пуска своих ракет. Поэтому поражение самолетов-носителей зенитными комплексами большей дальности представляется маловероятным. Но рано или поздно, запущенные самолетами ракеты приблизятся к объекту атаки. И вот здесь в полной мере должны проявиться все достоинства одного из самых совершенных отечественных зенитных комплексов «Кинжал» — малое время реакции, высокая огневая производительность, многоканальность, эффективное действие боевой части при адаптивном режиме применения по целям различных классов.

Окончание обзора ЗРК Кинжал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *