каталог оружия России и его характеристики
Виды оружия
Холодное оружие

Исследование танков

Исследование танков.

В настоящее время разговоров о танках стало гораздо больше, чем самих танков. Благо, теперь есть удобное место для выражения своих взглядов: в Интернете не видны ни возраст «эксперта», ни печать интеллекта на его лице, а посему военнотехнические и в том числе бронетанковые форумы уникальны и напоминают буквально бои без правил. Чаще всего обсуждается вопрос, чей танк лучше. О, если бы мы их выставляли на олимпийские игры, бок о бок… Впрочем, форумы могут быть вполне безобидными и даже полезными, на них, по крайней мере, высказываются разные дельные мысли.

Впервые годы после окончания Великой Отечественной войны вопрос о необходимости танков не стоял ни на уровне армии, ни на уровне руководства страны, ни тем более на уровне народа. Все казалось само самим разумеющимся: сформировалось два противоположных лагеря со значительным военным потенциалом. Мало того, острота противостояния нарастала в связи с появлением одновременно химического и бактериологического оружия, затем ядерного, ракетного и, наконец, лазерного оружия с элементами космического базирования.

Практические оценки подтверждали, что из всех видов вооружений танки являют собой именно тот образец, на базе которого могут постепенно решаться вопросы наступающих угроз для нашей страны. Эволюционное развитие отечественных послевоенных танков до Т-62 и «Объекта 167» отражало реакцию Главного бронетанкового управления (ГБТУ) и промышленности на достижения химиков, биологов и физиков.

Дальше свершилась революция: А. А. Морозов создал свой Т-64, первоначально названный средним, а позже, по результатам раздумий о мощности вооружения, броневой защите, подвижности и цене, — основным. «Революционная» машина должна была заменить два типа танка — средний и тяжелый, но в итоге разделилась даже на три. На страницах печатных изданий и особенно в Интернете не утихают споры о том, а что было бы, если все-таки произошел бы переход на единую танковую базу, например, харьковскую «шестьдесятчетверку» или ленинградский Т-80 с газотурбинным двигателем (ГТД)?

К сожалению, А. А. Морозов переоценил свои силы и построил Т-64 по всем показателям на пределе возможного, а опыт танкостроения уже тогда говорил, что для долгой войсковой жизни в конструкцию машины необходимо закладывать резервы. К тому же, она должна стать базовой для других видов техники и вооружений. Надо сказать, что в то время даже многие известные военачальники считали опытные изделия харьковчан, особенно двигатель 5ТД, шедеврами танкостроения. В их числе был и мой начальник председатель Научно-танкового комитета (НТК) генерал-лейтенант А. Радус-Зенькович. Он буквально души не чаял в этих разработках, постоянно находился в Харькове. Возвращаясь, собирал нас, делился: если вот там фасочку под 45° снять, а здесь допуск на 0,025 мм изменить, и двигатель заработает. Но проходили годы, даже десятилетия… Т-64 и 5ТД старели, но, в отличие от коньяка, не очень улучшались.

Исследование танков

Попытки организовать серийный выпуск Т-64А на других заводах оказались безуспешными. Машина была больна и отнюдь не детскими болезнями. Насколько помню, занятым по горло проблемами с двухтактным дизелем морозовцам было не до вооружения. Когда в Нижний Тагил передавали документацию на пушку, стабилизатор вооружения, приводы наведения, то пришлось вносить около 40 доработок. Имелись такие серьезные недостатки, которые сводили до нуля боевую ценность «революционной» машины: Т-64А поначалу не мог уверенно стрелять с короткой остановки, а при неработающем стабилизаторе могло произойти утыкание ствола пушки в землю. Поскольку дизельный двигатель 5ТД никак не хотел оправдать возложенные на него надежды (кроме того, в начале 1970-х гг. наметилось крайне неприятное для нашего командования отставание по двигателям от вероятного противника), решили найти ему замену. Но практика установки челябинского дизеля в Нижнем Тагиле и ГТД в Ленинграде показала невозможность использования Т-64А в качестве базовой машины — серьезные нарекания вызывала ходовая часть, недостаточными оказались габариты МТО и т.д.

Что касается танка Т-80 с ГТД, то интерес к нему в НТК организации, занимающейся отработкой перспективного задела, — это нормальная работа по поиску любых более эффективных силовых установок по сравнению с дизельными. А вот появление такого танка в качестве серийного, да еще как основного на действующих производствах промышленности нонсенс, результат прямого вмешательства члена Политбюро ЦК КПСС, Секретаря ЦК КПСС, будущего министра обороны Маршала Советского Союза Д. Ф. Устинова. Дмитрий Федорович настолько горел инновационными идеями, что просто не принимал во внимание неоднократные обращения Управления начальника танковых войск (УНТВ; с 1980 г. ГБТУ) с объяснениями, почему эта машина непригодна для серии.

Ленинградский Кировский и Омский заводы смогли освоить выпуск танка Т-80. Но, как выяснилось вдруг, несмотря на имеющиеся громадные топливные баки, на марше колонны этих машин требуют дополнительной заправки, а это затрудняет маневр частей. ГБТУ «неожиданно» столкнулось с тем, что основным танковым топливом стал авиационный керосин, о дефицитности которого нас неоднократно серьезно предупреждало Управление снабжения армии горючесмазочными материалами. Военно-воздушные силы, между тем, делиться не собирались. Нельзя не отметить, что накопление танкового парка, пусть и разномастного, и сосредоточение крупных мобильных соединений на территории социалистического лагеря (прежде всего в ГДР) позволяли разрешить боевым способом политическое противостояние лагерей в Европе. Кстати, западноевропейцы ничуть в этом не сомневались. Планы создания противотанкового рва, наполненного горючей смесью на границе, или устройства подрыва тоннеля под Эльбой в случае прорыва советских танков — это не параноидальный бред, а вполне исторические факты. Мощь советских танковых армад нашла отражение в военных доктринах противостоящих сторон и чуть не привела к Третьей мировой войне.

Когда руководители нашего государства убедились, что экономика социализма дальше не в состоянии содержать такую армию, «главным противником» вместо США стало родное Министерство обороны. Там, в свою очередь, нашли крайнего: хотя ГБТУ только обеспечивало заявки Генштаба и указания Госплана СССР, его сочли главным пожирателем ресурсов общества. В 1992 г. в управлении срочно был создан отдел по ликвидации бронетанковой техники, как будто ликвидировать дешевле, чем производить.

Распространив такой подход на все сферы жизни, государство быстро ликвидировало само себя. В 1990-х гг. наша экономика, научный потенциал, образование, заводы, фабрики — все стремительно покатилось вниз. Не избежала этой участи и танковая промышленность. Некоторое время ей удавалось держаться на плаву, работая в интересах государств-импортеров. Так современные отечественные танки Т-80У неожиданно для всех оказались на вооружении Южной Кореи, усилив ее обороноспособность. Не менее удивительным событием стала поставка газотурбинных танков Кипру задолго до обнаружения нефти на кипрском шельфе. Помимо Индии, российские боевые машины попали также в Алжир.

Но борьба с «пожирателями ресурсов», т.е. с танками и всем, что с ними связано, продолжалась. Правда, конструкторское бюро, некогда создавшее танк Т-64, теперь находилось на территории независимого государства. В 2000-х гг., когда вроде даже на газотурбинные танки нефти хватило бы, были практически прекращены полномасштабные работы по бронетанковой технике в Санкт-Петербурге. В Омске танкостроители также переживали не лучшие времена.

К счастью, уцелел Нижний Тагил. Несмотря и вопреки что-то делает. Даже радует руководство страны на последних выставках вооружений, демонстрируя новые интересные разработки. Уралвагонзаводу удалось пережить то лихое время, когда высокопоставленные чиновники публично хаяли отечественную технику и восхищались иностранными машинами, такими, например, как «Леопард-2» или «Меркава».

Исследование танков

Новый министр обороны, похоже, относится к истории уважительно. А между тем история учит, что каждая страна создает танки под свою государственную военную доктрину. Шведы, например, не собирались ни на кого нападать и сделали себе безбашенный оборонительный танк, (кстати, ознакомившись с «отсталой» советской техникой, шведы чуть было не закупили танки Т-80У, жаль немцы опередили и продали им лицензию на «Леопард-2»). Израильтяне, покатавшись на американских, британских и даже советских танках, создали оригинальный танк-БМП «Меркава», чтобы безнаказанно действовать на палестинской земле, а американцы, привыкшие к комфорту и безопасности, — «пятизвездочный отель» М1 «Абрамс».

Неужели мы сами не можем разобраться, что же нам надо, в огромной стране, с протяженностью границ, сопоставимой с длиной экватора? Так ли необходим нашей армии какой-нибудь «Леопард», который к месту боевых действий положено привезти по автобану на трейлере? У нас что, тоже по периметру границы имеются автобаны с отсутствием ограничений скорости? Или будем возить танки на КамАЗах, а экипажи на итальянских бронемашинах IVECO? Думаю, что в таком случае будем успевать реагировать на внешние угрозы, если с территориальными претензиями к нам обратятся, например, из Гвинеи, причем желательно заранее.

Понятно, что бюджет ограничен, но строить армию без вооружения, в том числе без мобилизационного резерва, технического обеспечения силами войск в военное время просто недопустимо. Тем более что часть техники удастся выгодно продать, может быть, получить импортные деньги для разработки специальных модификаций под заказчика. Ведь танк не автомобиль, затраты на который дополнительно к налогам несет население, а эксплуатацию которого можно ограничить десятью годами. Заставить население покупать танки, мягко говоря, сложно. Ограничить срок эксплуатации десятью годами и обложить себя соответствующим налогом у нашего государства возможности нет. Вот, скажем, Ватикан может иметь армию в два танка и через 10 лет менять их на новые. А Люксембургу это уже накладно.

О танках можно спорить до хрипоты, но они нам нужны для защиты своего уникального Отечества со всей его спецификой, для защиты того, кто работает. Между тем, у нас внутренние войска и спецподразделения давно уже «съели» бюджет былой армии. Может быть, найти где-нибудь очередную «Аляску» и продать за невозможностью освоения? Жаль только, что покупать никто не будет, а предпочтут просто отнять.

Уже нет смысла с прежним ожесточением заниматься «борьбой нанайских мальчиков», доказывая друг другу, кто круче — Харьков, Питер или Тагил. Противостояние когда-то мощных танковых КБ нашей страны осталось в прошлом. Лучше задуматься о другом. На фонетяжелораненной экспериментами отечественной военной науки крайне необходимо уже сейчас приступить к выработке подхода к тем конкретным характеристикам нужного нам танка, которые бы перекрывали потребности России в защите своей территории, учитывая ее природно-климатическую специфику и беспрецедентно широкий набор оперативных характеристик ТВД на всех вероятных стратегических направлениях. Пока еще остались специалисты, способные это сделать.

А тем, кто так рьяно ратует за искоренение танков в наших Вооруженных Силах, стоит напомнить историческое высказывание: «Пехота без танков в атаку идти отказывается».

Исследование танков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *