каталог оружия России и его характеристики
Виды оружия
Холодное оружие

122-мм гаубица - образец 1910/30 года

122-мм гаубица — образец 1910/30 года.

122-мм гаубица обр. 1910/30 гг. являлась основой советской дивизионной гаубичной артиллерии в межвоенное время и принимала активное участие во всех вооруженных конфликтах того периода. С первого и до последнего дня Великой Отечественной войны она использовалась частями и соединениями Красной Армии. Не брезговал ей в качестве трофея и противник в лице немецкого вермахта, вооруженных сил Финляндии и Румынии. Однако в существующей литературе приведены только базовые сведения об этой системе, зачастую фрагментарного характера. Целью этой статьи как раз и является заполнение пробелов во всех вопросах, связанных со 122-мм гаубицей обр. 1910/30 гг.

Об официальных названиях системы и боеприпасов к ней.
Работая с руководствами службы различных лет издания и таблицами стрельбы, авторы так и не сумели выяснить, как следует правильно именовать систему, которой посвящена статья (за годы службы орудия правила использования сокращений в официальных документах менялись). Поэтому, вслед за современными историками отечественной артиллерии, далее в тексте будет применяться устоявшееся наименование «122-мм гаубица обр. 1910/30 гг.» Введенный в 1938 г. для гаубицы индекс Артиллерийского управления (АУ; с 1940 г. преобразовано в Главное артиллерийское управление, или ГАУ) — 52-Г-462. До последующего преобразования его в Главное ракетно-артиллерийское управление (ГРАУ) система на службе не дожила. Соответственно, все существующие и заново разработанные для нее снаряды и выстрелы имели в своем строгом официальном наименовании префикс 53, а заряды — 54 с соединяющим дефисом1. К примеру, согласно индексации 1938 г. основной артиллерийский выстрел для 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг. 53-ВОФ-462 состоял из осколочно-фугасного снаряда 53-ОФ-462 и метательного заряда состава 54-Ж-462. Однако в руководствах службы и таблицах стрельбы такие обозначения применяются редко — в разделах, посвященных в основном номенклатуре орудия, деталей, принадлежностей и боеприпасов к нему. Поэтому далее будут использоваться менее формальные, но тоже вполне официальные краткие наименования без префикса, например ОФ-462 для упомянутого выше снаряда.

Стоит заметить, что до 1938 г. индекс АУ/ГАУ не существовал вообще, а официальным полным названием боеприпаса подобного типа было «122-мм гаубичная стальная осколочно-фугасная граната дальнобойной формы» с уточнением при необходимости номера чертежа (в данном случае — 118). Кратко ее называли просто «дальнобойной гранатой». Все эти термины и аббревиатуры будут использоваться в тексте статьи в зависимости от временного периода.

Предпосылки.
После окончания широкомасштабных боевых действий Гражданской войны и последовавших за ней вооруженных конфликтов новый общественно-политический строй в нашей стране продемонстрировал свою жизнеспособность. Но несмотря на дипломатическое признание СССР рядом ведущих стран мира, в целом по состоянию на середину 1920-х гг. внешняя обстановка для государства являлась откровенно враждебной. В такой ситуации поддержание высокой боеготовности Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА) по-прежнему являлось первоочередной задачей советского руководства. Укрепление обороноспособности страны и создание возможностей по вооруженному отстаиванию ее интересов на международной арене не мыслилось без дальнейшего развития артиллерии.

Первым этапом этого весьма растянутого во времени процесса стал анализ опыта Первой мировой, Гражданской и советско-польской войн. По его результатам был запланирован целый ряд мероприятий, в том числе и по совершенствованию конструкции орудий. Естественно, что советские военные специалисты не могли пройти мимо такой важной составляющей артиллерии, как дивизионные гаубицы. В 1928 г. была озвучена задача создания нового образца для замены имеющихся 122-мм гаубиц обр. 1909 и 1910 гг. Вместе с тем, учитывая плачевное состояние промышленности, острую необходимость в народнохозяйственной продукции, более приоритетные военные программы и существенно ослабленные войнами и революциями инженерные кадры предприятий, не приходилось надеяться на быстрое решение этой сложной задачи2. Но Красной Армии гаубицы с тактико-техническими характеристиками (ТТХ), более или менее соответствующими мировому уровню, требовались «здесь и сейчас». А две упомянутые выше системы им уже не удовлетворяли, в первую очередь по своей дальнобойности.

Коротко напомним историю появления 122-мм гаубицы обр. 1910 г. и ее место среди орудий аналогичного типа в артиллерии различных стран мира. В самом начале XX в. военные Российской империи пришли к выводу о необходимости иметь на вооружении достаточно мощные орудия, способные эффективно разрушать полевые укрепления навесным огнем и поражать находящуюся в них живую силу противника. Это было подтверждено боевым опытом русско-японской войны, когда русская армия в полной мере испытала на себе действие 120-мм гаубиц Круппа, закупленных японцами в Германии.

После окончания боевых действий были озвучены тактико-технические требования (ТТТ) на артиллерийскую систему подобного рода и организован конкурс проектов различных отечественных и зарубежных производителей вооружений. Предпочтение изначально отдали конструкции немецкого концерна «Крупп», которая была принята на вооружение и запущена в валовое производство на мощностях нескольких русских предприятий как 48-линейная полевая гаубица обр. 1909 г. Но это не устроило активно боровшуюся за выигрыш конкурса французскую фирму «Шнейдер», которой удалось добиться принятия на вооружение и своего орудия3 под наименованием «48-линейная полевая гаубица системы Шнейдера обр. 1910 г.». Таким образом, в валовом производстве оказались две идентичных по баллистике, но весьма отличных по устройству полевых гаубицы. Калибр в 48 линий (121,92 мм, 1 линия = 0,1 дюйма = 2,54 мм) являлся традиционным для отечественных систем, а после окончательного перехода к метрической системе в середине 1920-х гг. его стали официально именовать «122-миллиметровым». Тогда же из наименования орудия исчезло прилагательное «полевая» и ссылка на разработчика. Получившееся в итоге название системы в РККА «122-мм гаубица обр. 1910 г.» будет и дальше использоваться в статье.

Изначально 122-мм гаубица обр. 1910 г. выпускалась на Обуховском заводе в Санкт-Петербурге, причем ряд ее узлов, а также передки поставлялись по кооперации с других предприятий. По данным бывшего начальника 2-го Отдела (технических артиллерийских заведений) ГАУ B.C. Михайлова, в 1915 г. Обуховский завод выпустил 70 шт. 48-лин. гаубиц обр.1910 г., в 1916 г. — 198, в 1917 г. — 153 (при этом резкое падение производства, как нетрудно понять, пришлось на вторую половину 1917 г.). Причем поставки гаубиц совершенно не отвечали потребностям Русской армии в годы войны: в сентябре 1915 г. Ставка заявляла ежемесячную потребность в 83 48-лин. гаубицы, в январе-феврале 1916 г. — уже 108. Подача же гаубиц обеих моделей никогда не превышала 60 в месяц (этот максимум был достигнут во второй половине 1916 г.). После революции производство гаубицы обр. 1910 г. перенесли на Пермский завод.

В Императорской русской армии оба типа 122-мм гаубиц находились на вооружении как легкой полевой артиллерии, так и артиллерии сухопутных и береговых крепостей. Так, к началу Первой мировой войны в «мортирный» дивизион армейского корпуса входили двенадцать 122-мм (48-лин) гаубиц обр.1909 или 1910 г., т.е. две батареи.

На момент принятия на вооружение 122-мм гаубица обр. 1910 г. более чем соответствовала мировому уровню, будучи равноценной по подвижности (конная тяга шестеркой лошадей) и маневру огнем (однобрусный лафет с сектором горизонтальной наводки в 4-6°, углы вертикальной наводки от -3 до 40-45°) другим зарубежным образцам сходного класса. К последним можно отнести немецкую систему 10,5 cm Feldhaubitze 98/09 или британскую Royal Ordnance Quick Firing 4.5 inch howitzer. Небольшой проигрыш в максимальной скорострельности (5-6 выстр./мин. против 6-8) с лихвой компенсировался более тяжелой фугасной гранатой массой в 23 кг против 15-17 кг у боеприпасов упомянутых выше орудий.

Весьма ощутимым (свыше километра) было преимущество над ними системы Шнейдера в максимальной дальнобойности, составлявшей 7,7 км. Боевые действия Первой мировой, Гражданской и других войн подтвердили высокие боевые качества 122-мм гаубицы обр. 1910 г., однако уже тогда четко обозначилась тенденция повышения дальности стрельбы, лишившая ее упомянутого достоинства. В частности, принятая в ходе Первой мировой войны на вооружение кайзеровского «Второго рейха» 10,5 cm leichte Feldhaubitze 16 могла поражать цели, находящиеся на расстоянии до 9,7 км. В отличие от русских и британских систем подобного класса, новая разработка концерна «Крупп» имела значительно большее отношение длины ствола к калибру.

122-мм гаубица - образец 1910/30 года

С этим немецким орудием отечественные специалисты познакомились как на полях сражений, так и в последующее мирное время, в ходе сотрудничества в военно-технической сфере между СССР и Веймарской республикой. Вооруженным силам последней — рейхсверу — условиями Версальского договора было разрешено оставить на службе 10,5 cm le.FH.16. Имелись также данные и о других существующих или перспективных зарубежных орудиях этого класса. В итоге, применительно к перспективным дивизионным гаубицам, организованному в Москве ОКБ-2 с вольнонаемными немецкими инженерами и советскими практикантами выдали задание на разработку совершенно новой 122-мм системы (тема «Лубок», закончившаяся принятием на вооружение РККА 122-мм гаубицы обр. 1934 г. — см. «ТиВ» №8-10/2013 г.).

Что же касается существующих и серийно выпускаемых образцов, то было принято решение о модернизации 122-мм гаубицы обр. 1910 г., поскольку ее конструкция еще имела некоторые резервы для совершенствования. Это позволяло за умеренные затраты подтянуть ИХ орудия (в первую очередь дальнобойность) до приемлемых значений.

Создание и принятие на вооружение.
Поскольку производство 122-мм гаубицы обр. 1910 г. после Гражданской войны продолжилось на Мотовилихинском заводе (Пермские пушечные заводы, Пермский орудийный завод), неудивительным является факт ее модернизации силами конструкторского бюро данного предприятия. Ключевой фигурой в выполнении этого задания был Владимир Николаевич Сидоренко, специалист «старой школы», во многом определивший облик советской артиллерии межвоенного периода. Вместе с ним над совершенствованием орудия работал конструктор Илюхин. К сожалению, в печатных источниках и в сети Интернет не удалось найти сведений об этом сотруднике Мотовилихинского завода.

Главным направлением работ стало увеличение дальности стрельбы. Достичь этого предполагалось путем введения новых боеприпасов дальнобойной формы с повышенной начальной скоростью по сравнению с фугасными гранатами (так тогда официально именовали снаряды, не являющиеся шрапнелью или картечью) старых типов. Без переделок стрелять новыми снарядами дальнобойной формы допускалось лишь на четвертом заряде, состоящем только из основного пакета в гильзе. Причиной тому являялось отличие в геометрической форме боеприпасов: новые гранаты в снаряженном виде были на 0,64 калибра длиннее старых, причем этот «довесок» по длине приходился на запоясковую часть снаряда, которая у последних практически отсутствовала. В результате в штатной гильзе либо не оставалось места для всех пучков, либо не было достаточного места для расширения образующихся при сгорании (дефлаграции) пороха газов, если использовался уменьшенный заряд. В последнем случае попытка выстрела приводила к разрыву орудия, поскольку из-за отсутствия объема для расширения газов в каморе сильно возрастали их давление и температура, а это приводило к резкому увеличению скорости химической реакции сгорания пороха. Процесс становился детонационноподобным со всеми вытекающими из-за этого разрушительными последствиями. Для обеспечения безопасной стрельбы камору удлинили путем расточки ствола на один калибр, что полностью решило проблему. Поскольку при стрельбе новыми штатными выстрелами возросла отдача, пришлось упрочнить лафет, подъемный механизм и внести ряд небольших изменений в противооткатные устройства. Следует заметить, что усиленная конструкция лафета была введена позднее ствола с расточенной каморой, уже в процессе валового производства модернизированного орудия. В таблицах стрельбы, изданных в 1931 г., масса системы в боевом положении указана как 1331 кг-практически то же значение, что и у исходной 122-мм гаубицы обр. 1910 г. По всей видимости, результаты эксплуатации усовершенствованного варианта первых выпусков в РККА показали необходимость упрочнения лафета из-за возросших динамических нагрузок, в первую очередь при стрельбе дальнобойной гранатой. Причиной стали ее дульная энергия с импульсом (7785 кг м/с, 1433 МДж для массы 21,156 кг и начальной скорости 386 м/с), которые существенно возросли по сравнению со старым выстрелом (7682 кгм/с, 1287 МДж для массы 22,93 кг и начальной скорости 335 м/с). Да и сочетание нового метательного заряда №1 со старой гранатой по этим характеристикам превышало аналогичные значения для немодернизированной гаубицы (7980 кгм/с, 1388 МДж для массы 22,93 кг и начальной скорости 348 м/с).

В результате предпринятых мер по упрочнению лафета масса в боевом положении гаубиц последующих серий возросла до 1466 кг. После этого наложение стволов с удлиненной каморой на неупрочненный лафет запретили, как и их использование совместно с салазками и тормозом отката старой конструкции. Для отличия модернизированных стволов, лафетов и компонент противооткатных устройств от их исходных вариантов ввели обязательную маркировку — выбитые надписи «удлиненная камора» на стволе, «упрочненный» на лафете и «обр. 1910/30 г.» на веретене, регулирующем кольце и задней крышке тормоза отката.

Возможность ведения огня новыми типами боеприпасов на увеличенные дистанции за ставила внести изменения в прицельные приспособления гаубицы. На нее установили так называемый «нормализованный» прицел. Им оснащались также и другие модернизированные или вновь разработанные артиллерийские орудия. Конструкция этого прицела для различных систем была практически неизменной, отличаясь лишь нарезкой шкал дистанционного барабана и формой установочных кронштейнов. Именно поэтому прицел и именовался «нормализованным», что в инженерном лексиконе того времени соответствовало сегодняшним «единым», «однотипным» или «унифицированным» изделиям.

Характеристики мобильности и маневра огнем в горизонтальной плоскости остались у модернизированной гаубицы прежними, поскольку конструктивное устройство однобрусного лафета и его колесного хода не подверглось в начале 1930-х гг. существенным изменениям. Как и у 122-мм гаубицы обр. 1910 г., точная горизонтальная наводка гаубицы осуществлялась путем скольжения станка орудия по боевой оси в секторе 4°41’. Скорость возки конной или механической тягой ограничивалась 6 км/ч из-за отсутствия подрессоривания колесного хода и деревянных колес с ошиновкой металлическими полосами. Уже в процессе серийного производства были предприняты некоторые меры по совершенствованию конструкции орудия, о чем будет рассказано позже.

В 1930 г. все работы по «малой» модернизации 122-мм гаубицы обр. 1910 г. завершили. Система успешно прошла испытания, была принята на вооружение РККА и запущена в валовое производство на мощностях предприятия-разработчика. «Малой» эта модернизация являлась в свете дальнейших работ по совершенствованию («капитальной модернизации») орудия, проводимых КБ Мотовилихинского завода машиностроения под руководством В. Н. Сидоренко. Конструкция орудия Конструктивно 122-мм гаубица обр. 1910/30 гг. (основной серии по чертежам «литер Б») состояла из:

- ствола из трубы, скрепленной кожухом и надульником, или ствола-моноблока без надульника;
- поршневого затвора, открывавшегося вправо. Закрывание и открывание затвора производилось поворотом рукоятки в один прием;
- однобрусного лафета, включавшего люльку, противооткатные устройства, собранные в салазках, станок, механизмы наведения, ходовую часть, прицельные приспособления и щитовое прикрытие. Рассмотрим устройство этих частей орудия более подробно.

122-мм гаубица - образец 1910/30 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *